Чем опасна недообутая жена?

Этап обалдения от нее офигенных сапог длился недолго, потому что на второй минуте закрался вопрос: ” А откуда деньги, дорогая? Откуда деньги?”. И почему-то подумал про их НЗ, который нельзя было трогать ни при каких обстоятельствах.

Он подумал и промолчал, сердито насупившись в пол.

– Ой, ну только не надо делать такое лицо! – взволнованно воскликнула жена в новых сапогах. А потом стала нервно ходить по комнате, стуча каблуками. Снимать их она явно не собиралась.

– Красивые же сапоги, правда? – как будто оправдываясь, сказала она.

– Угу, – хмыкнул он исподлобья.

– Что “угу”, что “угу”? – неврно произнесла она, понимая, что разоблачение уже близко. – А может, мне их подарили! – озадачила она его. Но увидев, как подпрыгнули его брови на лоб, решила, что нужно срочно менять показания. – А может, я сэкономинала и сама купила. На свои сэкономленные. Я что, себе и уже сапоги позволить не могу? – чуть не плача сказала она, понимая, что разоблачение всё-таки состоялось.

Он сидел молча и даже как-то спокойно пожал плечами.

– Можешь, можешь, – печально произнес он, как будто уже все про себя решил.

Возникла пауза.

– Подожди, – остановила она звенящую тишину в комнате. – Ты что, меня теперь бросишь? – с ужасом произнесла она.

Он вздохнул.

– Брошу, – очень спокойно произнес он. – Или не брошу. Как разница, все равно за квартиру платить уже нечем.

– Мы что-нибудь придумаем! – нервно вскрикнула она.

– Мы уже не успеем.

– Это было сильнее меня, – стала оправдываться она. – Понимаешь?

– Ну да-а, – протянул он.

– Я просто шла, а они там стояли на этой витрине. Будь она не ладна! Я шла, а они там стояли. Стояли и стояли. И мое сердце не выдержало. Я зашла только померить, понимаешь. Ну, понимаешь?

– Ну, понимаю…

– И ещё эти продавщицы, они же кого угодно уговорят! В общем, вышла уже с сапогами… Точнее, уже в сапогах. Мне кажется, я полжизни о таких сапогах мечтала.

– Ясно.

Она подошла к нему, обняла и, уткнувшись ему в плечо, горько заплакала.

– Ну, что-нибудь придумаем, – успокаивая ее, сказал он.

– Мы уже не успеем, – сквозь слезы сказала она. – Платить за квартиру уже, наверное, завтра. Так что я их лучше сдам.

– Да ладно, не надо, – тихо произнес он. – Ты же о таких полжизни мечтала… Займем у кого-нибудь, потом перезаймем, чтобы отдать, а потом, может, и заработаем.

Так они и сидели молча, обнявшись, толи оплакивая ее новые сапоги, толи обмывая новую покупку невидимыми слезами.

Есть что-то парализующее во фразе “теперь денег нет”, но именно она почему-то активизирует скрытые резервы семейного благополучия. Такие, например, как прощение и единение душ.

И именно сейчас почему-то они были близки как никогда раньше.

Чем опасна недообутая жена?
Adblock
detector